Туркестанский леопард (рассказ)

автор: Burelom
опубликовано: 17 января 2014

Если ехать от Ашхабада к Каспию и в городе Кызыл-Арват свернуть на юг, пресечь невысокий хребет Копет-Даг, то дорога приведёт в долину реки Сумбар. Уже в самом начале спуска с хребта впереди открывается чудесная картина: долина Сумбара, зажатая между пустынным, каменистым Копет-Дагом и таким же Иранским нагорьем набита буйной растительностью подобно корзине с зеленью.

 

Долина неширокая, да и сам мутный Сумбар – речка небольшая. Тем не менее, богатство здешней природы поражает. В зарослях тростника, инжира, ежевики и граната, перевитых виноградом, скрываются фазаны, дикобразы и камышовые коты. По скалистым берегам долины бегают кеклики, выше по склонам нередки дикие индейки-улары, гиены и шакалы. В кронах огромных орехов и клёнов прячутся иволги, горлицы и голуби, а в глубоких ущельях притоков Сумбара, заросших ягодным кустарником, обитают кабаны и рыси-каракалы. Встречаются в долине индийские мёдоеды и даже леопарды. Обиталища зверей и птиц охраняет прорва змей – гюрзу, эфу, кобру и щитомордника можно встретить буквально всюду, от речной воды до верхушек деревьев.

Люди живут здесь не торопясь и не перетруждаясь, охотятся на фазанов и дикобразов ради мяса, на диких кошек - ради меха. Улара почитают за желанную, очень редкую добычу – для охоты на него необходимо нарезное оружие. Винтовки, трёхлинейки и английские «энфилды» у местных жителей-курдов есть, но патроны кончились давным-давно. На дробовой выстрел к улару можно подойти разве что случайно. Кабанов здесь не едят – хоть и дикая, но свинина, кеклики и голуби, по здешним понятиям, для дичи мелковаты.

Охота на фазана в долине Сумбар проста до крайности. После полудня, чуть спадал зной, мы выходили втроём – двое с ружьями, третий с шестом подлинней. Отойдя от аула с полкилометра, тот, что с шестом, всаживал его в кусты инжира на придорожной канаве. Вспыхивая золотым оперением, свечкой вылетал фазан, а то и два-три сразу. Дуплеты почти сливались, одна-две птицы обычно падали. Метров через двести операция с шестом повторялась, и так пока не надоест. Фазан крепок на рану, поэтому, несмотря на стрельбу накоротке, дробь нужна №3-4, не мельче. Подранка поймать практически невозможно – из-за змей по кустам не поползаешь.

На дикобразов охотятся вечером, когда орды этих зверей вылезают из нор и идут грабить бахчи. Я встречал дикобразов и в других районах Туркмении: на северных степных склонах Копет-Дага, в фисташковых редколесьях Бадхыза, по берегам рек Мургаб, Теджен и Кушка. Но только здесь, в щедрой долине Сумбара, они вырастают до двух пудов весом.

Главное – перехватить дикобраза подальше от норы, для чего берут местную овчарку. Поняв, что путь к норе отрезан, дикобраз, подобно ежу, сворачивается в колючий ком и, фыркая, норовит ударить иглами плеча или хвоста. Длиной до тридцати сантиметров и толщиной почти в сантиметр, эти конусы легко пробивают сапог, нанося очень болезненные раны. Вдобавок зверь оставляет иглы в противнике. Даже смертельно раненный дикобраз может здорово отделать собаку, а укусы его длинных резцов глубоки и долго не заживают. Стрелять приходится от силы метров с десяти, но, во избежание неприятностей, лучше картечью, наверняка. Мясо дикобраза – нечто среднее между барашком и поросёнком, ничего вкуснее я не едал.

Леопард – вот кто не давал мне покоя, как лев – герою Альфонса Доде. Пробыть в Туркестане с весны до осени и даже не увидеть леопарда? Охотник я или нет? Начальника нашей экспедиции, опасавшегося за исход такой авантюры, я уломал быстро, после чего начал готовиться. С фазанами и дикобразами мы вполне обходились надёжными дробовиками ИЖ-58, но для леопарда нужно было пулевое оружие. Я решил взять своего «Оленя» - промысловую курковую двустволку 32-го калибра с нижним стволом «парадокс» и гладким верхним, с одним замком на оба ствола. Это ружьё, одна из модификаций ИЖ-56, выпускалось в 50-60-х годах в Златоусте. В отличие от широко известной, очень удачной «промысловки» ИЖ-56 «Белка» (один ствол калибра 5,56 мм, второй 28-го), «Олень» достоинствами не блистал. Нижний ствол, по паспорту «парадокс», имел на треть длины штуцерную нарезку изрядной крутизны. Это мало походило на «парадокс», а скорее напоминало недоделанный штуцер 500-го калибра. Несколько ружей сходной сверловки было сделано в начале века в Европе под названием «фавнетта» и «эксплора». Они оказались неудачными, тем не менее, оружейники Златоуста решили зачем-то реанимировать именно эту «пыль веков».

К «Оленю» прилагалась заводская пулелейка, но пуля, отлитая в ней, получалась слишком тяжёлой. Стрелять дробью из этого «парадокса» было вообще невозможно. Верхний ствол неплохо бил круглой пулей. Стволы скреплялись двумя муфтами, в патронниках и у дульного среза, поэтому ружьё «крестило» - верхний ствол бил ниже, нижний выше. Умельцы делали новые пулелейки для нормальных, 15-граммовых «экспрессных» пуль, с широкими поясками и экспансивной пустотой. Между стволами загоняли деревянный брусок, приматывая его изолентой. Ставили кольцевой прицел. Словом, на моём «Олене» имелось всё для уверенной стрельбы пулей метров на восемьдесят. Исходив километры вдоль извилистого Сумбара, я, наконец, нашёл водопой леопарда со свежими следами. Через речку, метрах в двадцати от пляжа, сделал за ежевикой засидку, в которую вечером и залёг. Кроме «Оленя» при мне был нож, фонарь и шесть пулевых патронов – три с круглой пулей и три для нарезного ствола.

Ждать пришлось долго. Небо на востоке уже начало светлеть, когда с пляжа послышался шорох песка и чавканье пьющего зверя. Прицелясь на звук, я зажёг фонарь и увидел… красные глаза и пёструю морду крупного дикобраза. Приложился я точно: мушка в кольце прицела легла прямо посередине лба, и мелькнула мысль, не обеспечить ли себе жаркое? Всё же сдержался – после выстрела никакой леопард сюда уже точно не придёт. Погасив фонарь, положил ружьё, но чавканье и фырканье повторились. Вот настырный! Я снова зажёг фонарь – и обомлел: в упор на меня глядели зелёные кошачьи глаза на огромной пятнистой морде, с чёрного носа и усов капала вода. Чёрные губы дрогнули, обнажив клыки в полпальца. Схватился за ружьё, но в луче фонаря был уже только пустой песок. С рассветом, уняв мандраж, я перешёл Сумбар, увидел раскиданный песок у воды, входной след леопарда, но не нашёл выходного. Куда же он подевался? Только увидев поломанные кусты на скале, я понял, что леопард прямо от воды прыгнул метров на шесть вертикально вверх и ушёл бортом долины. Свежие следы наверху подтвердили догадку.

Наутро начальник, не спавший всю ночь, поставил жирную точку в моих «африканских» похождениях: «Ещё хорошо, что леопард не пришёл к тебе в гости через речку. Вряд ли ты успел бы выстрелить. Больше не пущу по ночам шляться!»

 

 комментариев: 0
 просмотров: 1774
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять в данной новости свои комментарии.

Опрос на сайте

Зверь чупакабра существует?
Видел своими глазами
Факты подтверждают
Наверняка существует
Поверю, если увижу
Сильно сомневаюсь
Очередная глупость
Я даже себе не верю))