Охота: Стрельба по медведю

автор: Burelom
опубликовано: 12 января 2014

Часто приходится видеть охотника, едущего в глухие места, в патронташе у которого сиротливо торчат среди дробовых один-два патрона с пулей. На вопрос об их назначении он обычно отвечает: «На случай встречи с медведем. Неужели я его с одной пули не свалю?» Такой ответ говорит о неправильном представлении существа дела.


Злой медведь

 

Конечно, и одной пулей медведя можно «свалить», но искать встречи с ним, имея только один или два пулевых патрона в ружье, - это, по меньшей мере, глупо. Здесь, конечно, налицо прежде всего незнание или неумение подготовиться к стрельбе крупного зверя. При охоте на медведя, как и на всякого крупного хищника, нельзя пренебрегать даже мелочами, а потому, готовясь к ответственной стрельбе, следует обдумать всё – и важное и мелочи. Иначе последствия могут быть роковыми.

Припоминаю своих друзей и просто знакомых, которые в разной степени пострадали от медведей. Некоторые из них, как говорится, «преставились», а другие носят памятки на всю жизнь вроде оторванного уха или «высохшей руки» - все эти несчастия происходят от того, что не оказалось в нужный момент пули.

Не говоря уже о том, что ружьё на медвежьей охоте, безусловно, должно быть исправным, я советую молодым охотникам на эту охоту брать всегда больше патронов – штук десять минимум.

Не умея хорошо стрелять зверя на бегу и птицу на лету и притом «на вскидку», не следует ходить на медведя. Зверь, поднятый из берлоги, раненый или просто гонный, после выстрела часто бросается на стоящего человека. В этом случае, охотник, не умеющий стрелять «на бегу» и «на вскидку» почти беспомощен, если даже у него в руках самое лучшее ружьё. Мне припоминается очень меткое сравнение, что попасть в медвежью голову так же трудно, как в футбольный мяч, брошенный с силой вам в ноги. Каждый раз, подходя к берлоге, я вспоминаю это верное сравнение и постоянно нахожу ему подтверждение. Дальше мысль работает примерно так: «Значит, если я не сумею попасть в голову, то быть бычку на верёвочке». Вывод отсюда простой: не испытав себя предварительно в стрельбе, не следует ездить на медведя.

Для успеха на медвежьей охоте, безусловно, должна быть полная уверенность в ружье – как в отношении точности пристрелки, так и в отношении надёжности его ударного механизма. Боязнь промаха и осечки создаёт неуверенность и скверно влияет на качество стрельбы; да и в самом деле, видеть перед собой разъярённого зверя, имеющего огромную силу и быть неуверенным в выстреле – положение невесёлое.

При охоте на медведя стрельба должна быть точной. Ружьё должно быть привычное, посадистое, так как это лучшая гарантия хорошего выстрела. А таким ружьём будет только то, с которым постоянно охотишься.

Как общее правило следует помнить мнение старых медвежатников, а именно: «чем ближе медведь к ружью, тем менее он опасен». Я лично, пока нахожусь от медведя далеко, то больше нервничаю; чем ближе, тем спокойнее. Мой совет нервным людям на эту охоту вообще не ездить, а если уж попал на неё, то подходить ближе к самой берлоге. Всякий юноша знает, что медведя надо стрелять «по убойному месту», но я считаю нужным заострить внимание на этом вопросе. Какие же места у медведя считать убойными? Как у каждого зверя, это головной мозг, сердце и спинной мозг.

Как же разыскивать эти убойные места, когда медведь бросается, да и само тело зверя мы, в сущности, не видим, а видим лишь увеличенную фигуру, благодаря пышной шерсти, так сказать, некоторый обманчивый силуэт.

Самый лучший выстрел – это выстрел по голове, то есть, другими, словами в головной мозг. Если вы проведёте мысленно (смотря сбоку) прямую линию от глаза к слуховому отверстию уха, то как раз за ней будет находиться мозг; при боковой стрельбе следует стараться выцелить именно по этой линии; если только выстрел был достаточно точен, пуля непременно поразит мозг. Пуля, посаженная сзади уха, также валит зверя сразу, но при том условии, что она поразит шейные позвонки. Выстрел в шею вообще считается хорошим, так как сильно ослабляет зверя, но не всегда валит зверя сразу. При стрельбе спереди, так сказать, «в лоб», следует «нащупать» мушкой область мозга; практически это значит, что надо посадить пулю в участок головы, лежащий между глазами.

Стрелять медведя по голове, находясь сзади, хотя не часто, но иногда всё же приходится (при берложной охоте). При таком положении лучше всего целить между ушей и немного позади их во избежание рикошета от черепной коробки, что возможно при пуле с малой начальной скоростью.

Всем молодым охотникам я бы советовал стрелять медведя всегда в голову; риск получается наименьший, а эффект наибольший. Стрельба по сердцу считается менее надёжной. Несмотря на то, что сердце у медведя очень большое (у медведя 100 кг весом – с голову ребёнка), попасть в него совсем не просто. Лежит оно в левой половине груди, довольно низко; если вы стреляете по сердцу с левой стороны, то следует выцелить непосредственно сзади лопатки, в ту точку, где находится локтевой сгиб. Некоторые охотники утверждают, что летом от движения локтя в этом месте шерсть бывает вытерта, но лично я этого не замечал.

При стрельбе с правой стороны (от медведя) шансов попасть в сердце значительно меньше, так как оно будет почти всегда находиться от охотника в положении ещё более скрытом, и его придётся определять мысленно. Для этого тратится какое-то время, что всегда влечёт запоздание с выстрелом. Охотник должен отчётливо представлять то место, где находится сердце, и, не обращая внимания на части тела, попадающие на мушку, целить в эту, мысленно представляемую точку.

От молодых нередко приходится слышать, что медведь на охотника всегда «идёт на дыбах» и что в сердце пустить ему пулю - «пара пустяков». Это, конечно, неверно и видеть медведя, «идущего на охотника на дыбах», приходится, в действительности, чрезвычайно редко. Медведь кидается всегда броском, «по-собачьи», на всех четырёх лапах. При таком положении лучше бить в голову, как описано выше. Кроме трудности стрельбы по сердцу, следует ещё заметить, что иногда медведь, стреляный по сердцу, ещё способен двигаться и даже кидаться.

В охотничьих «летописях» известно немало случаев, когда зверь с пробитым сердцем ещё жил несколько минут.

Теперь о стрельбе в спинной мозг или в хребет. Стрельба медведя по хребту может представиться в тех случаях, когда он бежит на вас и вы несколько сверху видите его спину. Второй случай – когда зверь подставил вам бок, и третий – когда вы находитесь от медведя сзади. Рассмотрим все три случая.

В первом случае выгоднее отказаться от стрельбы в хребет, а бить в голову (как описано) и рассчитывать на попадание пули в шейные позвонки или далее, в хребет, если пуля обзадит. Бывает так, что голова зверя закрыта от вас, а времени терять нельзя, в этом случае уже надо бить по хребту. Хребет, как известно, проходит посередине спины зверя, значит и выцеливать приходится по линии, делящей его спину пополам. В моей практике был один лишь случай стрельбы медведя по хребту; выстрел был удачен и красив.

Боковой выстрел менее надёжен, так как находясь сбоку от медведя трудно определить положение хребта. Расстояние, на каком проходит хребет от очертания фигуры, различно в зависимости от длины шерсти и степени упитанности зверя. У жирного зверя бывает на спине слой сала в несколько сантиметров. У тощего медведя, наоборот, мускулов над позвоночником мало, сала нет, зато шерсть обычно длиннее и богаче. Стрелять медведя по хребту сзади приходится иногда при берложной охоте. Берлоги нередко бывают устроены в таком «чертоломе», что удобного места для стрелка выбрать просто невозможно. При таких положениях иногда заранее рассчитываешь на выстрел сзади. Имея в виду такую стрельбу, надо постараться занять позицию немного повыше, чтобы вышедший зверь был несколько внизу; тогда вся спина будет хорошо открыта, и стрелку остаётся поточнее определить и выцелить по линии, делящей спину пополам. По-моему, это не очень трудно.

Все остальные выстрелы – по животу, по заду, по лапам – обычно бесполезны и даже опасны. Их следует избегать. Раненый зверь с особой яростью бросается на ближайшего охотника.

К упавшему медведю надо подходить с заряженным ружьём наготове. Если уши у него прижаты, то это верный признак того, что он ещё жив, затаился и может броситься. Ему необходимо выстрелить пулю в голову. Если же желают сохранить череп, то в сердце, положение которого у лежащего зверя определить уже не трудно.

Уши медведя, поднятые кверху, говорят о его смерти. Кроме того, у мёртво битого зверя на спине, по шерсти пробегает судорожная волна.

 

 комментариев: 0
 просмотров: 6935
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять в данной новости свои комментарии.

Опрос на сайте

Зверь чупакабра существует?
Видел своими глазами
Факты подтверждают
Наверняка существует
Поверю, если увижу
Сильно сомневаюсь
Очередная глупость
Я даже себе не верю))